Рабочая мудрость: <br /><b>Заветы Корчмара - они из уст в уста передаются. Не кажному дано толковать их, токмо избранным. И взглянуть на них нельзя. Они сами внутрь лезут и озаряют!</b><br /><i>/СРУЛЬ/</i>


Изба-читальня

Народный роман из будущей жизни

Дни и подвиги Корчмара

Глава 2
Автор - рабкор Тугаринов

Когда небо затягивалось тучами и проклятое давление падало, как сбитый натовский самолет, на Него накатывало какое-то странное настроение. Работоспособность снижалась на добрых 35 процентов, лицо лишалось привычного строгого выражения, а глаза затягивало поволокой. И всё это из-за чёртовой ноги, которая начинала ныть с приближением дождя, мешая Ему работать в обычном режиме. Лет тридцать назад, когда Он ещё не был Корчмарём, и носил нехитрое имя Леонтия Гниденко, шальная пуля пробила навылет его левую ногу. То были великие времена! Он участвовал в знаменитом Чувашском сражении с бурятско-якутскими агрессорами, в ранге капитана аэростатных войск (и хотя в нынешних учебниках писалось, что Он был Верховным Главнокомандующим, сам-то Он помнил, что был обычным полковником).

Когда Корчмар вспоминал о тех героических днях, Его глаза увлажнялись. Здорово они врезали тогда бурятам! Эти узкоглазые драпали от Чебоксар до самой Казани, а они, молодые, красивые и смелые, преследовали врага на своих грозных воздушных шарах, пока ветер не переменился. Если бы не предатель-ветер, то сегодня Казань была бы нашей, и буряты не могли совершать свои подлые вылазки, доходя порой до самой Москвы и внося сумятицу в головы трударей.

Корчмар вздохнул, и тут же оглянулся - не увидал ли кто-нибудь его таким, слабым и даже немного старым. В сотне метров от себя он заметил садовника, подрезавшего кусты жимолости. Садовник стоял вполоборота к Вождю, и вполне мог Его увидеть. Это был новый садовник, наверняка жуликоватый и скользкий. Не то, что старый, преданный Вождю до глубины своей печёнки. Корчмар любил его. Но увы! - время взяло своё, и старый Епифан был отправлен на Переработку. Правила есть Правила, и даже Корчмар не мог их изменить. Но Он сделал для старика всё, что мог. По его личному Распоряжению тушенка, произведенная из Епифана, была направлена в офицерскую столовую знаменитого 7-го Гвардейского Катапультного Полка, который защищал западные рубежи Отечества, отбивая атаки нато-карельских орд на линии Новгород-Вологда. Конечно, Ему было бы неприятно, если б Епифания сожрали грязные трудари из мастерских, закусывая самопальный шмурдяк.

Корчмар снова оглянулся. Так и есть - садовник подглядывал за Ним! Проклятая крыса, компрадор!

Вождь поманил парня пальцем. Садовник встрепенулся, уронил ножницы и рысцой подбежал к своему Повелителю. Остановившись в дюжине шагов, пал ниц и затрясся от счастливой близости к Вождю.

- Здравствуй, трударь! - милостиво рёк Корчмар.

Садовник дрожащими руками вынул из напоясного мешка табличку с символом "Здравствуйте!" и поднял над головой.

- Что ты делаешь на сегодняшней трудовой вахте?

Немного замешкавшись, трударь вынул таблички с изображением куста и ножниц и перекрестил их.

- Я вижу, ты хороший работник! - Корчмар улыбнулся правым уголком рта.
Садовник вынул изображение Книги IV-го Белецкого, недавно умерщвлённого натовцами. По решению Политсовета ПДРС это теперь означало "Спасибо!"

- Ты очень ловко табличишь, рабочий. Мне приятно видеть такого исправного трударя.

Троекратное поднятие Книги было ему ответом.

А ведь это гениальное изобретение, - таблички, - было его, Корчмара, идеей! Предыдущий Корчмар, старый маразматик, снюхавшийся с астраханскими раскольниками, для борьбы с транжирством рабочего времени запретил трударям разговаривать во время трудовых вахт. Это была несусветная глупость! Вместо ожидаемого повышения производительности труда начало твориться невесть что! Не имея возможности общаться во время совместных действий, трудари стали безбожно портачить. Фабрики по Переработке не справлялись с потоком бракоделов и вредителей, а мастерские за какие-то пару лет почти опустели.

Когда Он, Леонтий Гниденко, самолично отправив в Преисподний Вашингтон старого придурка, стал новым Корчмарем, он тут же отменил запрет на разговоры. Как тогда возлюбил Его народ! Какие оды слагали Ему народные акыны и пролетарские поэты! Лучшие пионерки дневали и ночевали у Дворца Корчмара, умоляя принять их на Переработку для Его личной кухни!

Конечно, впоследствии запрет на разговоры пришлось ввести вновь, потому что производственные потери из-за глупой трударской болтовни были уж очень велики (до 10%, как подсчитали всезнающие правительственные писцы). Однако Он не повторил ошибок старого Корчмара и в те дни лично изобрёл Систему Табличек, которая позволила трударям общаться, но только на производственные темы. Это был триумф пролетарской мысли!

Корчмар осознал, что снова задумался, и Его лицо тут же приобрело подобающее строгое выражение.

- Знаешь ли ты, трудящийся, какова цель любого человека?

Трударь бодро закивал головой и достал табличку с картой Отечества в границах 1990 года. Эта табличка была обязательной для ношения и символизировала Пролетарскую Мечту. На карте были помечены как наши и Челябинск, и Жданов и даже какой-то Кишинёв, находившийся чёрт знает как далеко!

- Нет, трударь. Ты ошибся. Это мечта, а не цель. Подумай ещё.

В этот раз садовник не ошибся, достав фиолетовый прямоугольник, обозначавший Пролетарский Рай.

- Молодец! - похвалил Корчмар. - Ты же хочешь в него попасть?

Садовник так закивал головой, что из его рта вырвался невнятный звук. Парень испуганно заткнул рот кулаком, но кивать не перестал.

- Подползи ближе, милый.

Садовник нерешительно подполз и остановился в двух локтях от Вождя. Тому пришлось даже наклониться, чтобы пощупать трударя.

- Экий ты толстый в попе, - улыбнулся Корчмар, - почти как свинья! Знаешь, что такое свинья?

Трударь отрицательно затряс головой.

- Это были такие специальные трудари, толстые и добрые. Но их всех съели злобные гуцулы и диверсанты. Ну, это сейчас для нас не важно. Знаешь, работник, ты мне очень понравился!

Садовник так обрадовался, что, поднимая Книгу над головой, нечаянно задел Вождя. Но, к его удивлению, Корчмар даже не разгневался. Не зря по радио только и говорили, что о Его доброте!

- Трударь! Сегодня твой самый счастливейший день! Радуйся, ты пойдешь на Переработку. И не просто так, а для моего личного стола!

Тёплый свет, заструившийся из глаз Великого Вождя, проник в самое сердце молодого садовника и взорвался тысячей ярких искорок.

- Да-да, ты не ослышался! Для моего Личного стола! И уже сегодня ты вступишь в Пролетарский Рай и займешь там Высокий Партийный Пост.

Тело садовника онемело от нахлынувшего счастья! Улыбаясь во весь рот, он смело и зачаровано смотрел на своего Вождя, не в силах шелохнуться. И даже когда двое дюжих охранников подняли его с земли, чтобы отволочь на Предварительную Помывку, перед его глазами стоял светлый Образ величайшего и добрейшего из Корчмарей.

* * *

Корчмар достал трубку, положил её в рот. Его тронул этот добрый, хотя и тощий работник. Вождь снова ушёл в свои мысли. Он вспоминал молодость, свою первую трудовую вахту в Отделе Дознания, когда он, ещё совсем зеленый пацан, в первый же день сломал входную дверь кабинета о палец литовского шпиона. Старшие товарищи дружески посмеивались над ним, но на их суровых, обветренных лицах читалось невольное уважение.

Уйдя в свои мысли, Корчмар незаметно прикорнул. Солнце понемногу уходило за горизонт, уводя за собой ещё один день из жизни Великого Вождя.

Литературная обработка Петра Карпова

Ранее: глава 1. Продолжение: глава 3

Трударь! Напиши свою собственную главу из жизни "Грядущего Корчмара" и вышли её Политсовету!


Показать комментарии рабочих

 

Решение всех ваших проблем!
Низкая зарплата? Финансовая нестабильность? Происки националистов? Выход есть!
www.embrus.org.ua
Изучение БОГа
Опытный инструктор обучает БОГу!
pdrs.dp.ua/pedia
Березовский стал пауком?
Узнайте о дьяволе всё!!!
pdrs.dp.ua/pedia
Реклама от Google

------------- Рабочая реклама -------------

ЗолотаR БашнR