Рабочая мудрость: <br /><b>Не время сейчас былые обиды вспоминать, когда над всеми нами НАТОвский сапог висит! А уж после Победы политсовет решит - кого в высокие палаты, кого на перековку, а кого сразу на ликвидационный пункт.</b><br /><i>/Член ПС ПДРС (с 2002г)/</i>


Молодые годы Юрки Головачёва. Роман. Глава 8

Рабочая проза

Пётр Карпов
"Молодые годы
Юрки Головачёва"

- Жить вы, молодой человек, будете, а вот яичко придётся отнять, – произнёс главврач Лисичанской больницы Арсений Израилевич, притворно лыбясь Юрцу. – Операция завтра!

Юноша сцепил зубы и ни один звук не вырвался из его молодого рта. Юрка знал, что к этому всё идёт, готовился. Но всё равно услышать такие слова было больно. Всёж-таки он мужик, а для мужика иметь одно яичко как-то стрёмно.

А главврач уже стоял возле единственного Юркиного соседа по палате, разухабистого хохла Васыля с коксохимического, и что-то щебетал ему, слюняво картавя.

Горько было Юрцу, нехорошо на душе.

Когда врач ушёл, Васыль начал утешать парня.

- Та ты нэ горюй, хлопчык! От у меня був сусид, ще в Золотоноши, так у него тожа яичка нэ було. И ничого, чотырёх хлопцив настругав! От и ты ще настругаешь, тилькы бабу знайды попиздатее та пожопатее. А вобче скажы мени, як ты ото умудрывся яйця видморозыти литом?

Юрец напрягся и выдал привычную легенду:

- Работал на хладокомбинате, напился, зашёл в холодильник, уснул.

Не мог же он рассказать этому говорливому хохлу правду! Поведать о том, как по мандату ПДРС он с группой верных партийцев был откомандирован в Тибет на поиски древних знаний.

В голове вертелись слова Мастера Златопольского, сказанные полгода назад на конспиративной квартире: «Вам, трудящий Головачёв, выпала почётнейшая миссия – отправиться на гору Тибет на поиски тайного секрета воскрешения нашего Великого Вождя Ю.Ю.Корчмара. Мы очень надеемся на вас. И не только мы – всё прогрессивное человечество ждёт воскрешения Корчмара в его физическом теле! Найти и доставить в Политсовет ПДРС секрет оживления мертвяков – ваша священная задача!»
Юрка вздохнул. Как много пришлось пережить за этот год в Тибете – тайную заброску, болезненную маскировку под монгола, изнуряющую дневную жару, студёные ночи, пыль, бескрайние пустыни, буддийские монастыри, убогие крестьянские хижины, и дороги, дороги, дороги…

Сколько пришлось им пройти, сколько пар обуви изодрать! Они расспрашивали монахов, сулили им большие деньги, трясли перед носом пачками рублей, упрашивали открыть им Секрет оживления. Но всё тщетно – монахи трясли головами, как будто ничего не понимали, отнекивались.

Парочку даже пришлось пристрелить, но и перед лицом смерти монахи молчали. И снова были бесконечные дороги, бескрайние пустыни и новые круглые хари монахов. Юрца использовали в основном как тягловую силу, но он тоже вносил свою лепту в решение Партийной Задачи. Однажды он целую ночь объяснял юному монашку основы партийной дисциплины, и только к утру выяснилось, что тот не понимал ни слова по-русски.

И снова были дороги… Местные власти вроде бы относились к ним сочувственно и иногда даже помогали с провизией, но полной веры им не было – уж больно велик у Китая товарооборот с США. А потому полагаться приходилось только на себя. И было трудно.


 

 

 

В ту злополучную ночь они забрались особенно высоко и, полностью вымотанные, рухнули спать. И только под утро выяснилось, что спали они на леднике. Юрка крепко приморозился, и отдирать его яички ото льда пришлось перочинным ножичком. Потом парня долго оттирали спиртом. Одно яичко скоро пришло в норму, а второе начало чернеть, пухнуть.

Обращаться в местные больницы было боязно – мало ли чем врачи-вредители могут накачать Юрку, чтобы он раскрыл все Партийные Секреты?! Товарищи сначала хотели его пристрелить, чтоб не мучался, но тут поступил приказ всем возвращаться в Малороссию, и уже через месяц Юра оказался здесь, на койке Лисичанской горбольницы.

Яичка не было жалко. Самое ужасное – тайны воскрешения они так и не добыли! Столько усилий – и всё тщетно! И оттого хотелось выть волком, хотелось застрелиться!

 

Дверь открылась, и улыбчивая медсестричка прокричала, – Больной Головачёв, а к вам бабушка!

«Какая ещё бабушка?» – только и успел подумать Юрка, как в дверь ввалилась огромная бабка в сером оренбургском платке, совсем не по сезону.

- Юрочка, внучек! Какая я радая, какая я радая! – закудахтала бабка низким знакомым голосом. – Ой, я тебе шанежек принесла, шанежек принесла! Сейчас сковородочку достану. И соседику твоему дам отведать!

Когда дверь за медсестрой закрылась, бабка вытащила из клунка огромную сковородку и, подлетев к лыбящемуся Васылю, врезала ему по башке. Васыль отключился.

- Привет, герой! – по-мужицки сказала бабка Юре. Она стянула с себя платок и парень ахнул, – Николай Никодимович!

Перед ним стоял руководитель Терновской ячейки ПДРС собственной персоной и довольно ржал.

- Хватит хворать, вставай и собирайся, – энергично приказал Николай Никодимович. – Новое дело ждёт!

- Есть вставать и собираться! А что делать надо?

- Как что? Секрет воскрешения Корчмара искать! Вставай пацан, некогда болеть!

- А как же операция моя, яичко отымать мне надо?..

- Да ты не сцо! Сами тебе отымем, лучше любых врачей! Вот, допустим, Дарья с хлеборезки, отчекрыжит тебе всё что надо, под первое число! Вставай!

- Да что произошло-то?

- Пока ты тут валялся, концепция изменилась! По последним данным пролетарской ноуки, мы не там искали. Секрет воскрешения мертвяков Гитлер ещё 1936 году спёр из Шамбалы и переправил на тайную базу на Южном полюсе. Вставай пацан, в Антарктиду поплывём!!!

Юрок, корчась, вставал с постели, но на душе было легко! Вот она – Новая Надежда! И словно огромная ледяная птица запела в его душе, эхом отдаваясь в районе мошонки!

Петр Карпов,
мастер пролетарской прозы

Оглавление


Показать комментарии рабочих

 

Элегантная обувь
для состоятельных господ
pdrs.dp.ua
Устали от лжи?
Правда уже ждёт вас!
www.otechestvo.org.ua
Вся валюта здесь!
Узнай, что с ней делать?
pdrs.dp.ua/pedia
Реклама от Google

------------- Рабочая реклама -------------

семки