Рабочая мудрость: <br /><b>Помни, что кругом враги, померанчевые прихвостни пендосского глобализьма!</b><br /><i>/Марк Бандерчук-Кацаповски/</i>


июль 2011

Интервью с Юрием Луценко в СИЗО

Это интервью не должно было появиться в печати, потому что наш корреспондент был вынужден дать Юрию Луценко слово, что всё сказанное останется между ними.

Но редакция «Правды ПДРС» единогласно постановила, что народ должен узнать ПРАВДУ. Это намного важнее, чем дурацкие буржуазные понятия «слова» и «чести».


Услужливый тюремный стюарт проводит меня широкими коридорами Лукьяновского СИЗО к камере Юрия Луценко. Слышен весёлый перезвон тюремной посуды (сейчас время обеда) и живая перебранка арестантов. Наконец мы входим в прекрасно оборудованное, можно даже сказать, фешенебельное помещение тюремного «красного уголка». Навстречу мне выходит улыбающийся Юрий Луценко с распростёртыми объятиями.

Мы обнимаемся как старые друзья, и Юра просит меня о неразглашении сегодняшнего разговора. Я соглашаюсь и делаю вид, что отключаю диктофон. Интервью «не для печати» начинается.

Корр.: Ну так как, Юрий Витальевич…
Ю.Л.: Можно просто Юра
Корр.: Ну так как, Юра, тебя угораздило попасть в тюрьму?
Ю.Л.: Связи нужно иметь (смеётся)
Корр.: Кстати, может пройдём в твою камеру? Хотелось бы ощутить дух, колорит. В красном уголке этого не почувствовать…
Ю.Л.: В каком красном уголке?
Корр.: Ну здесь, в этом помещении!
Ю.Л.: Так это же и есть моя камера.

Я смотрю по сторонам. Мягкий персидский ковёр, плазма на стене, кожаные кресла. На элегантном журнальном столике блюдо с лобстерами.

Корр.: Неплохо!
Ю.Л.: Ну а как же иначе (улыбается). Я ведь тоже не х..й с винтом!
Корр.: Как вообще настроение, физическое состояние? Тюрьма чать не сахар!
Ю.Л.: Да, это точно. Скучно сегодня как-то. Уже четвёртый день здесь торчу, устал. Надоело! На море хочу.
Корр.: Стой-стой, почему четвёртый день? Ты же полгода как здесь!
Ю.Л.: Но я же не всё время в этой камере сижу, е..ть её раком на карусели. Я обычно в филиалах отсиживаюсь, а тут только перед судебными заседаниями. Не, ну ты скажешь! Я бы тут и неделю не выдержал. Девок тут страшных приводят, и кухня гавно!
Корр.: Вам… то есть тебе… приводят девок?
Ю.Л.: Так, Натан, только я тебя прошу как старого товарища, всё между нами. Ирка в последнее время нервная какая-то. Видно, почуяла неладное, сучка. Вон как лает по телеку! (смеётся)
Корр.: А что, кухня здесь совсем плохая?
Ю.Л.: В «Катеньке»? Гавноватая. Не то, чтобы совсем. По чётным тут Ашот варит, он раньше в «Ришелье» работал. Ну, когда он, то есть можно. А по нечётным штевка - хоть вешайся, то пересолено, то переперчено, то от жульена бараниной несёт какой-то крымской. Есть не могу, приходится заказывать, а это траты лишние. Нах..й не надо.
Корр.: А как же голодовка?
Ю.Л.: Не, братела, я же не бесогон! Чесно отголодал! Никакого животного жира, ничего острого! Как сказал общественности, что буду шпилить де кофт, так ничего и не ел целыми днями. Ну, кроме того, что доктор прописал. Шаргородский, диетолог, ты его знаешь.

Я не знаю никакого диетолога Шаргородского, и мне не понятно, о чём спрашивать дальше. План интервью можно выбрасывать в унитаз.

Корр.: Кстати, как здесь с гигиеной? Параша чистая?
Ю.Л.: Да вроде не жалуюсь. Гавно проваливается, вода смывается. А больше мне и не надо. Я же аскет. (подмигивает)
Корр.: Каковы перспективы твоего дела?
Ю.Л.: А х..й его знает! А какое у меня сейчас дело? Я не помню уже.
Корр.: Ну по Лёне Приступлюку.

Ю.Л.: А, это! Вроде ещё какое-то было, не? Да, честно говоря, я не слежу особо. Мне Янык сказал, что всё добре будет, и я особо не вникаю. Но вроде говорят, что посадят.
Корр.: И ты не боишься?
Ю.Л.: А что мне? Жрачка есть, бабы есть, тюрьму обещают нормальную, с кортом. Тратится ни на что не нужно. Ну, только по нечётным. Я подсчитал, уже почти пол-лимона сэкономил. Лафа! Бухла навалом, само собой. Вискарь будешь?

Я вежливо отказываюсь. Лучше не рисковать. Говорят, в тюремное бухло подмешивают бром.

Корр.: Так значит, всё на самом деле хорошо?
Ю.Л.: Та х..й там хорошо! Тюрьма – она и есть тюрьма. Пока я тут, да по филиалам, кто за бизнесом присмотрит? Копеечка, конечно, капает, но чую бля, эти архаровцы меня потихоньку на бабки вздергивают.
Корр.: Не, Юра, по нашим цыганским делам всё четко! Мы слово держим!
Ю.Л.: Да попустись, Натан, вас я не обвиняю. Вы хоть пэдээрэсы, но навар не стебанёте. Ну ладно, продолжай своё интервью. Хоть я понять не могу, нах..й оно тебе, если вы его не напечатаете?
Корр.: Нет-нет, не напечатаем. Это только для внутрипартийного пользования, для особо проверенных трударей.
Ю.Л.: Ну смотри, вы у меня на кукане!
Корр.: Итак, Юрий Витальевич, расскажите нам про филиалы, которые вы упомянули ранее.
Ю.Л.: А что, сам не знаешь?
Корр.: Что-то слышал, но сейчас вспомнить не могу.
Ю.Л.: Ну, филиалы есть у лукьяновки, со спецрежимом. Я там основное время и кантуюсь.
Корр.: А где они находятся?
Ю.Л.: Хрен знает, где они все находятся, я только в двух был – на Сицилии и возле Санта-Круса.
Корр.: Они что, за границей?
Ю.Л.: За хуи..цей (смеётся). Нет, Санта-Крус-де-Тенерифе – это под Борщаговкой. Понятное дело, что за границей. Климат там получше.
Корр.: Тогда, получается, я ничего не слышал о «филиалах».
Ю.Л.: Да нормальные филиалы. Спецрежим там. Пляж, шведский стол, бассейн, все дела. Только вышка пейзаж портит. Нах..й её поставили, если на ней охранника нет? Спрашивается в задачке, зачем строили, деньги народные тратили? Кучма, бля, уё..к.

В двери стучит тюремный стюарт. Юрий Луценко любезно разрешает ему войти. Стюарт вносит блюдо с лобстерами. Точно такое уже стоит на журнальном столике.

Ю.Л.: Вот сучара!
Корр.: Кто?
Ю.Л.: Да Борька Колесников, шалаш некрытый! Издевается, муська!
Корр.: Лобстерами?
Ю.Л.: Да знает же, падла, что я лобстеров люблю, но у меня от них аллергия! И провоцирует, шалава! Я как-то, уже здесь, нарубался его лобстеров, так чуть концы не отдал. Рожа зелёная, ноги подкашиваются, стоять не могу, а мне как раз на судебное заседания идти. Прикинь! Ирка меня как увидела, так подумала, что я сейчас ласты склею. Прессе жаловаться побежала! (смеётся) Но я точно чуть не откинулся от борькиных лобстеров, зуб даю. Ладно, Натан, с тобой хорошо, но пора вздремнуть. Режим, понимаешь. Эта… Режимное заведение ведь! (громко смеётся)
Корр.: Юра, можно пару фоток?
Ю.Л.: Нах! Режимное заведение. Нельзя. Закон не позволяет! (хохочет)
Корр.: Спасибо, Юрий Витальевич за интересное и содержательное интервью.
Ю.Л.: Давай, Наташа, п.дуй отсюда. А то уже примостился, кресло нагрел. Занято! Мест нет! (хохочет)

Интервью брал
Натан Русич


Показать комментарии рабочих

 

Элегантная обувь
для состоятельных господ
pdrs.dp.ua
Березовский стал пауком?
Узнайте о дьяволе всё!!!
pdrs.dp.ua/pedia
Рабочая поэзия
Полька хочет того же что и мы!
www.pdrs.dp.ua
Реклама от Google

------------- Рабочая реклама -------------

Рабочие песни группы Ласковый уголь